Главная » ЭКОНОМИКА » Орешкин рассказал о своем видении будущего глобального кризиса

Орешкин рассказал о своем видении будущего глобального кризиса

Максим Орешкин

(Фото: Владимир Гердо / ТАСС)

«Кризис, который мы ждем сейчас, не будет связан с достаточностью капитала банков, проблемами в финансовом секторе», — сказал Орешкин на дискуссионном мероприятии клуба «Валдай» в преддверии встречи G20. «Это обратное разматывание клубка глобализации, понижение общей эффективности производства и производительности труда по всему миру за счет того, что цепочки добавленной стоимости, которые размещались наиболее эффективным образом, будут дрейфовать в сторону меньшей эффективности».

  • По мнению Орешкина, период great moderation в мировой экономике, когда она восстанавливалась после глобального кризиса 2008 года, еще продолжается. Уже можно заметить некоторое замедление темпов роста глобальной экономики, однако «до кризиса еще далеко».
  • Чтобы избежать нового глобального кризиса, нужна новая модель глобализации, которая должна быть основана не только на свободном передвижении товаров, но и на снятии ограничений на передвижение технологий, а также на свободном доступе к образованию в любых учреждениях мира.
  • Кроме того, необходимо дать возможность развивающимся странам создавать новые отрасли и предоставить им равные права доступа на международные рынки.
  • По мнению Орешкина, сейчас страны «Двадцатки» не готовы всерьез обсуждать эти экономические реформы, поскольку кризис еще не наступил и острой необходимости что-то менять нет.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Каким будет новый кризис для России

Орешкин считает, что новый кризис для России будет носить иной характер в отличие от кризисов 2008 и 2014 годов (в 2014 году обрушились цены на нефть после нескольких лет нахождения на уровне $100 за барр. — РБК). «Не будет таких провальных, обвальных финансовых кризисов, но больше вероятность затяжных событий с низким ростом и затяжной инфляцией», — предположил министр.

Нечто похожее, по словам Орешкина, отечественная экономика переживала в 1980-е годы, когда в СССР наблюдался спад производительности труда на фоне падения цен на сырье, а также рост цен на товары народного потребления.

Россия уже ощутила замедление роста глобальной экономики. В частности, по мнению Орешкина, «под большим риском находятся показатели экспорта», которые заложены в майском указе президента.

Однако к новому глобальному кризису Россия готова гораздо лучше, чем одиннадцать и пять лет назад, уверен министр, в частности благодаря строгому следованию бюджетному правилу и переходу на плавающий валютный курс, который Россия осуществила в конце 2014 года. Тогда ЦБ отказался от интервенций для поддержки курса рубля и перешел на инфляционное таргетирование.

Согласно данным Института экономики роста им. П.А. Столыпина, Россия в 2018 году заняла 14-е место в списке крупнейших мировых экспортеров с долей 2,3% общемирового экспорта. Россия экспортирует сравнительно мало высокотехнологичной продукции (11,5% от всего промышленного экспорта страны), но остается одним из крупнейших поставщиков вооружений.

«Мы сверхзависимы от конъюнктуры мировых рынков, — отмечает директор Института роста им. Столыпина Анастасия Алехнович. — Более того, за прошедший год у нас падает доля экспорта в ИT, туризме, когда во всем мире их доля в мировой торговле увеличивается. И высокотехнологичный экспорт пока ничтожен, потому что у нас пока нечего поставлять, то есть плоха сама структура экспорта. Мы по-прежнему экспортируем по большей части сырьевые товары первого-второго переделов. Можно ли эту ситуацию переломить? Да, конечно. Опыт, допустим, Индонезии и других стран, зависимых от сырьевого экспорта, это нам наглядно показывает».

Если упадут цены на нефть

Снижение цен на сырье, по мнению Орешкина, уже неспособно оказать сильное влияние на рост российской экономики.

«У нас первый канал замедления глобальной экономики — это цены на сырьевые товары, и здесь у нас уровень, который нужен для платежного баланса, который нужен для стабильности бюджета, находится ниже $50 за баррель, то есть определенный запас существует», — сказал министр. Гораздо более уязвима с этой точки зрения Саудовская Аравия.

По словам Орешкина, падение цен на нефть уже не окажет такого негативного эффекта на экономику, что восемь-десять лет назад, но в то же время и рост цен уже не оказывает выраженного положительного воздействия.

В 2019 году, согласно материалам Счетной палаты, нефтегазовые доходы составят 40,8% всех доходов федерального бюджета по сравнению с 46,4% в предыдущем году, но лишь 39,6% в 2017-м.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Ксения Назарова

Источник

Оставить комментарий

Top