Главная » ФИНАНСЫ » В банкротстве «Кристалл-Лефортово» нашли признаки сговора

В банкротстве «Кристалл-Лефортово» нашли признаки сговора

Фото: Дмитрий Феоктистов / ТАСС

Евгений Пустошилов, и.о. конкурсного управляющего ООО «ЛВЗ Кристалл-Лефортово», обнаружил признаки сговора и подтверждения «фактической аффилированности» между обанкротившейся алкогольной группой и ОФК Банком. Это следует из его заявления о признании недействительными сделок между должником и банком, поданного в Арбитражный суд Республики Мордовия (копия заключения есть в распоряжении РБК).

Согласно протоколу последнего заседания кредиторов (состоялось в начале июня), ОФК Банк был крупнейшим партнером группы «Кристалл-Лефортово» — из общей суммы заявленных к июню требований к должнику на более чем 11,624 млрд руб. на этот банк приходится более 7,71 млрд руб. долга. В числе других кредиторов — банки ВТБ (1,23 млрд руб.), «Ак Барс» (1,34 млрд руб.) и Промсвязьбанк (348,6 млн руб.).

Что такое «Кристалл-Лефортово»

Группа компаний «Кристалл-Лефортово» основана в 1999 году. По данным «РБК. Исследования рынков», в 2017 году компания была четвертым по величине производителем водки в России (с объемом производства 3,86 млн дал за период). «Кристалл-Лефортово» производил водку под собственными брендами «Эталон», «Праздничная», «Старая Москва», «Зимняя дорога» и др. Также разливал ее по договору сублицензии — группа получила права на производство водки «Добрый медведь», «Высота» и др. С 2000 года «Кристалл-Лефортово» также развивал собственную розничную сеть (сейчас закрыта).

В своем заявлении Пустошилов просит суд признать сделки между банком и алкогольным предприятием недействительными. Свои выводы управляющий строит на следующих фактах:

  • группа «Кристалл-Лефортово» была неформально структурирована как холдинг и состояла из юрлиц, связанных единым бенефициаром (в документах управляющий не пишет, кто это, официальным бенефициаром считается бизнесмен Павел Сметана. — РБК). В рамках бизнес-процессов все компании группы применяли механизмы внутригруппового финансирования;
  • в течение 2017-го группа получила в ОФК Банке кредиты на сумму более 7 млрд руб., которые были обеспечены взаимными перекрестными поручительствами между ее юрлицами;
  • выдавая кредиты, банк проигнорировал факты, указывающие на признаки неплатежеспособности заемщиков. Так, «ЛВЗ Кристалл-Лефортово» получил кредит на 1,7 млрд руб., а «ГК Кристалл-Лефортово» — на 1,8 млрд руб., в то время как их совокупные чистые активы составляли всего 125 млн руб. «Данные факты свидетельствуют о том, что банк выдавал заведомо невозвратные кредиты», — констатирует Пустошилов;
  • расходование полученных кредитов также было «сомнительным» и должно было насторожить банк. Например, получив от банка совокупно 2,6 млрд руб. кредитных средств, эти деньги одним банковским днем прошли транзитом между юрлицами алкогольной группы (счета «Кристалл-Лефортово» были открыты также в ОФК Банке): «При этом сделки имеют признаки сомнительных, поскольку совершены между аффилированными лицами, не имеют экономического смысла, а также не соответствуют критериям реальности хозопераций»;
  • кроме того, к моменту совершения оспариваемых сделок сам банк «также находился в неустойчивом финансовом положении и имел признаки неплатежеспособности». Менее чем через шесть месяцев после выдачи алкогольной группе последнего кредита Агентство по страхованию вкладов провело проверку банка, была выявлена «полная утрата банком собственных средств». Данные факты, по версии управляющего, подтверждают фактическую аффилированность и общность экономических интересов банка с заемщиками и поручителями алкогольной группы;
  • вывод управляющего — «недобросовестное поведение» банка: финансовая организация в результате сделок получила безосновательный контроль над ходом дела о банкротстве.

В «Кристалл-Лефортово» знают о заявлении арбитражного управляющего, сообщила РБК директор по маркетингу группы «Кристалл-Лефортово» Алла Постнова. Утверждения, отраженные в нем, в группе комментировать готовы только в письменной форме в рамках арбитражного процесса, сообщила она. Как отметила Постнова, позиция компании относительно кредитов ОФК Банка заключается в том, что компания «Кристалл-Лефортово» стала «жертвой мошенничества бенефициаров ОФК Банка».

Еще в апреле прошлого года Центробанк отозвал лицензию у ОФК Банка. Спустя несколько месяцев до этого, в декабре 2018-го, в международный розыск был объявлен экс-глава Росалкогольрегулирования Игорь Чуян — его подозревают в причастности к хищению 14 млрд руб. из банка. Бывшего алкогольного куратора Павел Сметана и считает основным виновником банкротства «Кристалл-Лефортово». По версии бизнесмена, Чуян является бенефициаром дистрибьюторской компании «Статус-Групп», которая была основным продавцом и продукции «Кристалл-Лефортово». В 2017-м «Статус-Групп» инициировала свое банкротство, по некоторым его кредитам поручителем оказался сам «Кристалл-Лефортово». В результате уже в 2018-м предприятия группы стали закрываться, а летом процедуру банкротства основных операционных компаний группы инициировал банк ВТБ.

Причем здесь Чуян

Претензии к Игорю Чуяну, который по-прежнему находится в международном розыске по делу ОФК Банка, были и до этого. В частности, проверкой его связей с бизнесом ему грозила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Росалкогольрегулирование собрало практически все функции, только регулирует плохо, [есть] возможность коррупционных факторов и [необходимо] либо публично опровергнуть эти слухи и обелить человека, которого незаслуженно оскорбляют, либо подтвердить и сделать соответствующие выводы», — заявляла она еще в конце 2015 года. Также она призвала Чуяна задуматься об эффективности своей работы и работы команды РАР.

«Статус-Групп», как показало расследование РБК в 2015 году, оказалась в выигрыше от мер Росалкогольрегулирования, которое на тот момент Чуян и возглавлял: в частности, значительно нарастить оборот ей помогло решение о снижении минимальной розничной цены на водку. Благодаря этому уже в начале 2015 года продажи «Статус-Групп» резко выросли, что в короткие сроки сделало компанию лидером на рынке водки: в апреле-мае 2015 года продажи компании обогнали лидеров рынка — «Синергию» (теперь называется Beluga Group) и Roust.

Что даст заявление арбитражного управляющего

Признание договоров поручительства недействительными нужно для уменьшения размера реестра требований на эти суммы, объясняет партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин. Управляющий попытается оспорить включение ОФК Банка в реестр кредиторов на основании того, что сделка по некоторым кредитам носила транзитный характер, а также на основании изначальной осведомленности всех сторон о том, что банкрот не будет пользоваться кредитом, говорит юрист. Кроме того, может быть предпринята попытка доказать, что деньги были выведены из банка и банкрот не должен за это отвечать. Но, по словам собеседника РБК, в России только единицы подобных случаев имели успех. Если удастся подтвердить, что банк-кредитор контролировал банкрота, это откроет возможность привлечь к субсидиарной ответственности в том числе и банк. Если сделки будут признаны недействительными, бенефициары должника будут привлечены к субсидиарной ответственности, то есть с них будут взысканы деньги в размере требований кредиторов предприятия-банкрота.

Основные доводы для оспаривания сделки в данном случае — это наличие признаков мнимости и подозрительности в связи с аффилированностью участвующих лиц, говорит гендиректор юридической компании «Сотби» Станислав Зиновьев. После того как заявление рассмотрит Арбитражный суд, ОФК Банк может быть исключен из реестра кредиторов.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Ольга Дубравицкая

При участии:
Владимир Дергачев

Источник

Оставить комментарий

Top