Главная » ФИНАНСЫ » В худшем случае: каковы риски принятия новых санкций США и что будет, если их примут

В худшем случае: каковы риски принятия новых санкций США и что будет, если их примут

Фото Сергея Фадеичева / ТАСС

Опрошенные Forbes аналитики оптимистичны — в полном объеме санкции примут вряд ли. Но если это произойдет — можно ждать обвала на рынках и сложностей в реализации СПГ проектов внутри России

Вечером по московскому времени 13 февраля стало известно о новом проекте ограничительных мер в отношении России. Санкционная риторика еще никогда не была такой жесткой. Помимо санкций против банков и госдолга, авторы августовских «адских санкций» (проекта DASKA), Линдси Грэм и Боб Менендес теперь предлагают наложить санкции на инвестиции в СПГ-проекты России за рубежом, «олигархов, действующих в интересах Владимира Путина», а также наказывать за поддержку разработок нефтяных ресурсов в России. Forbes спросил у экспертов, насколько вероятно то, что санкции будут приняты, а если будут – чем это обернется для рынков и проектов в сфере ТЭК?

Примут или нет

Опрошенные Forbes аналитики скептически относятся к вероятности принятия санкций, по крайней мере в том виде, в котором они заявлены в законопроекте Грэма-Менендеса. При том, что какие-то санкции, скорее всего, примут, вероятность их реализации в полном объеме весьма мала (если, конечно, не произойдет каких-либо осложнений в «горячих точках» или расследование российского вмешательства в выборы не приведет к «шокирующим результатам»), говорит главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

Санкции могут коснуться отдельных банков, особенно работающих с оборонзаказом. Сценарий с запретом на покупку новых выпусков госдолга достаточно реальный, не слишком критичный, говорит руководитель дирекции по операциям с акциями BCS Global Markets Олег Ачкасов. Прошлые законодательные инициативы некоторых авторов DASKA 2.0 часто заканчивались ничем. «Риски введения санкций против ведущих российских банков и госдолга по-прежнему крайне малы», — оптимистичен аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов.

«Угрожать санкциями можно долго, а ввести — лишь единожды, после чего у США останется меньше рычагов для давления на российскую политику», — объясняет директор поо анализу финансовых рынков и макроэкономики «Альфа-Капитала» Владимир Брагин.

Основной автор нового санкционного пакета, сенатор Линдси Грэм не слишком удачлив в реализации своих инициатив – в 2017 году из 13 его проектов только один стал законом. А в январе 2018 года Минфин США предупреждал о негативных последствиях возможных санкций против российского госдолга.

Возможность обвала

Если санкции примут в полном объеме, последствия будут плачевными и для валютного, и для фондового рынка. Долларовый индекс РТС быстро просядет на 15-20%, рубль – подешевеет на 10-15%, кривая ОФЗ сдвинется на 1,5-2% вверх, ЦБ повысит ключевую ставку на 3 п.п. – моделирует ситуацию управляющий директор «Универ Капитал» Артем Лютик (при этом он отмечает, что вероятность введения санкций по самому жесткому сценарию низкая). Даже перевод давно анонсировавшихся санкций против банков и госдолга из «бумажного» формата в реальные ограничения способно обвалить российскую валюту до 70-73 рублей за доллар, предупреждает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Гораздо более серьезными будут последствия от ограничений для энергетического сектора — в таких реалиях курс рубля может ослабиться до уровней 75-80, а в перспективе девальвация будет продолжаться, указывает Покатович. Более того, под давлением окажется сырьевой экспорт — основная компонента экономического роста России, что может привести к углублению стагнации в экономике, а потом и к рецессии.

Стресс-сценарий приведет к падению российского фондового рынка на 5-6% за 1-3 дня, под ударом, несмотря на ослабление рубля, окажутся и нефтегазовые компании, в результате чего индекс Мосбиржи просядет сильнее, чем после апрельских санкций, и даже сильнее, чем в 2014 году, считает зампред правления Локо-Банка Андрей Люшин из Локо-Банка.

Риски для «Новатэка»

Удар по энергетическому сектору может иметь не только негативный макроэффект, но и создать сложности вполне конкретным проектам, причем не только «за пределами России», о которых говорится в американском законопроекте, но и внутри страны. По словам директора East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, из-за принятия санкций могут пострадать проекты бункеровочных терминалов СПГ на Балтике. Кроме того, говорит эксперт, есть серьезный риск, что в категорию «Investment in Russian LNG projects outside Russia» попадёт строительство танкеров для завода по сжижению природного газа «Ямал СПГ» мощностью 16,5 млн т в год (контролируется «Новатэком»). Танкеры класса Yamalmax в России не строятся. «Пока не говорится о предполагаемых ограничениях в отношении «Северного потока 2». Однако, не стоит сомневаться, что об этом проекте не забудут», — уверен Корчемкин.

Первый вице-премьер Антон Силуанов уже пообещал помощь государства, если «Новатэк» в реализации своих СПГ-проектов столкнется со сложностями. Помимо запущенного более года назад «Ямала СПГ», «Новатэк» готовит к реализации второй СПГ-проект — «Арктик СПГ-2». «Чтобы снизить конкуренцию, естественно, наши партнеры так называемые решили не забыть и этот сектор своими санкциями. Если вдруг этот санкционный пакет заработает, если такие решения будут приняты и если иностранные инвесторы будут реагировать на эти санкции, я не исключаю, что наши государственные ресурсы, в том числе средства ФНБ, как это было в первый раз, вполне могут быть задействованы в этот проект («Арктик СПГ-2»)», — сказал Силуанов на полях Российского инвестиционного форума в Сочи.

Именно постепенное усиление давление и точечные удары по отдельным компаниям, представляющим наибольшую угрозу для американского бизнеса в конкуренции за рынки, в том числе европейский газовый рынок, будет основным сценарием санкционного поведения Вашинготона, считает Люшин из Локо-Банка.

Источник

Оставить комментарий

Top