Главная » ФИНАНСЫ » ВТБ не смог оспорить процедуру продажи виллы экс-владельца ТагАЗа

ВТБ не смог оспорить процедуру продажи виллы экс-владельца ТагАЗа

Фото: Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Борьба за виллу

Арбитражный апелляционный суд Ростова-на-Дону отклонил апелляцию банка ВТБ, который оспаривал положение о порядке, сроках и условиях продажи имущества бывшего владельца Таганрогского автомобильного завода (ТагАЗ) Михаила Парамонова, об этом говорится в картотеке арбитражного суда. ВТБ — крупнейший кредитор бизнесмена (сумма долга — 7,26 млрд руб.), его апелляцию отклонили в пятницу, 15 февраля.

Парамонов был признан банкротом в сентябре 2016 года, тогда же была введена процедура реализации его имущества. Финансовым управляющим имущества бизнесмена стала Ольга Белозерова, член некоммерческого партнерства «Объединение арбитражных управляющих «Авангард». Кроме ВТБ крупными кредиторами экс-владельца ТагАЗа являются Сбербанк (4,3 млрд руб.), Газпромбанк (2,9 млрд руб.) и Росбанк (1,6 млрд руб.), общий размер требований — около 19 млрд руб.

Арбитражный суд Ростовской области утвердил положение о продаже зарубежного имущества Парамонова в пользу всех кредиторов еще 5 декабря 2018 года, это определение суда оспаривал ВТБ. Постановление апелляционного суда вступает в силу с момента его принятия — 15 февраля, а с ним — и процедура продажи имущества бизнесмена. Но ВТБ может обжаловать решение в течение месяца, следует из документов суда. Представитель ВТБ не стал это комментировать. С Парамоновым связаться не удалось.

Как разорился Парамонов

Ростовский бизнесмен Михаил Парамонов лично поручился по кредитам Сбербанка, взятым в 2008 году для финансирования поставок комплектующих компании Hyundai Motor Company на подконтрольный ему ТагАЗ, писал журнал Forbes. В 2009 году объем производства завода упал в три раза, а задолженность перед банками достигла 20 млрд руб. В 2011 году ТагАЗу удалось реструктурировать долги, но он не смог справиться с выплатами и обанкротился. Ростовский суд обязал Парамонова исполнить обязательства перед Сбербанком еще в 2013 году.

В России за Парамоновым числится только 1% в управляющей компании «Новация», выставленной на торги за 49,7 тыс. руб.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Согласно решению ростовского суда, Белозерова обнаружила у Парамонова только один актив за рубежом — виллу во французском Иль-де-ля-Лож (западный пригород Парижа) с подсобными помещениями и земельным участком площадью 3,01 тыс. кв. м. Начальная цена продажи этой виллы утверждена на уровне €2,15 млн, минимальная — €1,78 млн, хотя бизнесмен ее купил за €6,5 млн в 1998 году.

Начальной цены (€2,15 млн, или 161,35 млн руб. по курсу ЦБ на 15 февраля) не хватит на удовлетворение даже 10% требований кредиторов Парамонова. Но деньги, вырученные от ее продажи, должны быть включены в конкурсную массу и распределены пропорционально долям кредиторов, следует из процедуры, утвержденной ростовский судом.

ВТБ уже инициировал арест виллы бизнесмена, сказал РБК другой источник, близкий к одному из кредиторов бизнесмена. Согласно выписке из французских реестров записей о недвижимости (есть у РБК), 10 сентября 2018 года банк обратился во французскую службу регистрации недвижимости с просьбой опубликовать в этом реестре предписание на оплату долга Парамонова перед ВТБ, что предполагает наложение ареста на его виллу.

Предъявление такого предписания — первый этап взыскания у Парамонова имущества, сказал собеседник РБК. По его словам, после опубликования предписания в реестре кредитор может в течение двух месяцев обратиться с иском к должнику и вручить ему (через пристава) повестку о вызове на судебное заседание, где будет рассмотрен вопрос о порядке и условиях взыскания виллы.

Партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин говорит, что процедура банкротства в России не дает одному кредитору преимуществ в процессе взыскания. «С другой стороны, есть возможность с использованием судов Франции продать виллу и получить все деньги, а не только часть из конкурсной массы», — говорит он.

Представитель ВТБ отказался комментировать претензии на виллу Парамонова и дальнейшие действия.

Шансы других кредиторов

Но в случае продажи французской виллы ВТБ может столкнуться в России с требованием других кредиторов Парамонова вернуть деньги в конкурсную массу для раздела между всеми кредиторами, замечает Клеточкин. С ним соглашается юрист компании BMS Law Firm Владимир Шалаев. ВТБ является конкурсным кредитором в деле о банкротстве, поэтому финансовый управляющий имущества бизнесмена (Ольга Белозерова) не должен допустить получения им преимущества перед другими кредиторами, иначе они могут опротестовать решение, указывает он.

Для того чтобы продать виллу во Франции в интересах всех кредиторов, Белозерова попыталась добиться признания ее полномочий на территории Франции, но Версальский суд отказал ей в этом. Она подала апелляцию, которая будет рассмотрена 3 июня 2019 года, следует из решения суда (копия есть у РБК).

Газпромбанк также ранее претендовал на виллу Парамонова, и в 2015 году Верховный суд Версаля удовлетворил его иск о взыскании активов Парамонова по месту проживания во Франции, писал журнал Forbes. Но обременение от ВТБ, так называемая судебная ипотека на эту виллу, было зарегистрировано ранее, поэтому у этого банка есть приоритет, пояснил РБК источник, близкий к одному из кредиторов.

Представители Газпромбанка, Сбербанка и Росбанка, а также финансовый управляющий Ольга Белозерова отказались от комментариев.

Авторы:
Валерия Комарова, Тимофей Дзядко

Источник

Оставить комментарий

Top